Начало нового. День 1

Сегодня утром светило яркое солнце, в небе пролетел очередной самолет в близжайший один из крупнейших аэропортов мира – O’Hare, а я как раз вышел из Starbucks со стаканом White Chocolate Mocha, 4 pumps, extra shot. Выпендрился, одним словом. Меньше сахара, больше кофе, — то что нужно, чтобы не раскиснуть до начала рабочего дня и немного взбодриться. Особенно, если ты не успел приготовить ничего не завтрак, а кушать хочется. Кофе же колорийный – выпил и можешь жить до обеда.

Солнышко так ярко подмигнуло, наверху промчался поезд метро, справа раздался жалкий гудок класона. Мелочи, создающие детали и подгоняющие подсознание к рождению картинки, украшенной эмоциями, воспоминаниями, ощущениями и будущим. Я несколько месяцев боялся первого раза потерять девственность в воздухе. В прошлый раз в советском агрегате на правом сидении сильно пахло смесью авиационного керосина и масла, было шумно и неудобно. Двигатель так тарахтел, что ему впору было передать всем пламенный привет и уйти в мир иной. Через пару кругов, вместо оплаченного часа, мы пошли на снижение, ибо второму пилоту, то есть мне, стало худо. Да, я тонкой организации человек, болтанка не относится к тем ощущениям, за которыми я гоняюсь в последние десять-пятнадцать лет.

В этой птичке канадского производства я долго пытаюсь сесть поудобнее, все же лишние сантиметры не предусмотрены в этой кабине. Сначала наушниками постоянно задеваю крышу, потом рукой стал выдергивать провод тех же наушников, что они все время пытались соскочить набок, а с педалями управления отдельный разговор. Туда жму, сюда давлю, а самолет все равно по-своему едет по рулежной дорожке. Чуть было не вписался в ангар, где бы и закончилось мое приключение в новый мир. Инструктор помог вырулить после моей просьбы, что я сдаюсь.

Я стою на Hold-Short позиции, пробегаю по приборам и чеклисту – все под контролем инструктора. Диспетчер дает добро на взлет по короткой полосе на северо-запад. Билл доверяет мне вывести самолет на ВВП и встать по центру. На удивление я быстро справляюсь с мотором и педалями и к бою готов. Обе ноги в пол на тормоза, двигатель на максимум и отпускаем тормоза. Вспоминаю, что P-tendency должно тянуть самолет влево и нужно корректировать правым рулем движение, чтобы не уйти с центральной полосы. Мгновение и взмываю.

В больших самолетах взлет идет как-то медленно, полого, а тут чуть ручку (да, там настоящий джойстик как в боевых самолетах) и уже в небе. Инструктор поправляет, что я слишком лихо взлетел, надо пониже и набрать скорость, выровнять горизонт и постепенно со скоростью 500 футов в минуту набирать высоту. Несколькими минутами позже выходим на заданную высоту и снижаем скорость. Мотор начинает работать тиши. Билл триммирует (выравнивает) самолет по горизонту, осматривает район, что никого вокруг нет и говорит – он твой. Как мой? Он и до этого был мой, я не спускал руки с джойстика.

И тут наступает момент, когда я ощущаю, что меня не мутит, что самолет реагирует на мое дыхание. Вправо? Влево? Вверх? Вниз? Да легко, легким дуновением в сторону джойстика птичка взмывает, крутит и вертится.

Отхлебнул горячий напиток, обжегся и еще раз бросил взгляд наверх. Однажды я пролечу над этими небоскребами на своем самолете и помашу крыльями этой бесполезной суете мирской. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*