Как Виталик Поцелуев опять увлекся

Сегодня было все иначе. Увлечение самолетиками нагрянуло буквально после случайного видео на YouTube с красивыми пейзажами за окном. Там была Цессна 172 — самый массовый самолет в гражданской малой авиации. В США он буквально есть у каждого второго пилота, примерно как запорожец был в свое время у советского человека (по крайней мере так говорили). ЗА первым видео последовало второе и так далее до сегодняшнего дня. Меня буквально засосало в эту трясину как когда-то поглотила фотография. Я подписался на всех известных пилотов и рядом с ними стоящих ребят. Каждый день по 3 часа я тратил только на просмотр видео, чтение книг, изучение официальных учебных пособий от местного органа управления авиапространством.

Waukegan

Практически везде были цессны 172. Дело, как вы уже поняли, не могло ограничиться одними видосиками, поэтому в ход пошла отягощенная артиллерия. Я купил игровые органы управления самолетом. То есть передо мной теперь малюсенький экран ноутбука, к нему подключен штурвал, педали, ручки управления двигателем пепелаца. Места на столе остается ровно ноль. Я поставил пару известных симуляторов X-Plane и   FLight Simulator от Microsoft. И начал летать. Ну как сказать летать, успешно таранить самолеты и здания на взлетно-посадочной полосе (ВВП) и пероне, а также сносить все вокру при посадке. Ибо нечего выпендриваться, есть Left Tendency — однопропеллерный самолет всегда тянет влево. Он же мужского рода. Его надо давить правым рулем, а я не мог его почувствовать. При этом я продолжал поглощать информацию в невообразимом размере. Да, вертолеты тоже попали под раздачу. 

В прошлые выходные я летал на маленьком карапузе от фирмы Diamond, где я постоянно задевал головой потолок. Управление там оказалось джойстиком, а я же штурвал купил. Приборы как-то странно были расположены, совершенно “не там, где нужно”. Зато как он взлетел — красиво, легко и вжик. Я был поражен. Но я же везде читал про Cessna 172, а он больше, мощнее, дороже, там можно перевозить целых 4 человека и собачку. Я твердо решил этот недостаток исправить и попросился на 172 цессну в следующий раз. Инструктор, молодой парень, мысленно покрутил пальцем у виска — пересаживаться на старое, хоть и большое, но корыто, еще и платить больше. Но клиент всегда прав, пока сам себе не признает, что дурак.

Сегодня я полетел на 172S. Началось все с того, что при осмотре самолет был слегка пошарпан. То есть он технически исправен, но его уже красили, что-то ремонтировали. Одним словом БУ. Внутри была печалька — старые сидения. Какая разница для попы? Совершенно согласен, что никакой, но ведь уплочено. Ну ладно, я был весь в эмоциях, такая бандура, что даже головой не задеваю и сидение регулируется. Я как-то быстро привык к педалям, почти сам дорулил до взлетной площадки. Уже “мастерски” провел осмотр самолета, так как много читал и слова уже были знакомы. Я так бодро сделал ух и рванул штурвал на себя. Тут-то Васе и стало плохо. Мне то есть. Самолет пошел резко в верх, ибо дури у него больше. А меня вжало в кресло, хотя надо было бы держать штурвал, набирать скорость и выравнивать самолет. Первый шок прошел, выровнялся, а его все равно болтает. Ну, видимо ветра. Поднялся на рабочую высоту, под облака. Внизу домики, вверху ровный потолок облаков, иду ровно ниже 1000 футов (300 метров). Красотища, скажу я вам.

Cessna 172 backseat

Инструктор видит, что я немного освоился, воспринимаю его. Говорит, давай повороты и развороты практиковать. Сначала простенькие, 30 градусов уклон и влево-вправо. Это я уже как диванный профессионал, выполняю так, что хоть сразу на экзамен. Высоту держу, педальку нажимаю, штурвалом верчу, выхожу из поворота ровненько. Сам доволен, одним словом. Тут этот редиска говорит, а давай теперь на 60 градусов наклон. Я вспоминаю, что при 60 градусах мы сильно теряем в подъемной силе, нужно больше силы, больше вверх тянуть, плюс еще сила притяжения возвраста, та самая, которая G. Ну, надо, так надо. И кручу гравицапу влево. Поворот идет как по маслу, а потом он так ненавязчиво говорит, неплохо бы добавить высоты, а то штопор недалеко. Я медленно тяну штурвал на себя, а глазом (надо сказать уже начинающим дергаться) вижу, что мы все еще падаем. Медленно так, но настойчиво идем вниз. Тут чую его сильную руку, которая вытаскивает самолет из сваливания, а меня подбрасывает вверх — так Виталька ощутил невесомость. Вздрогнул, подумал, что я снег башка попадет, непривычно, хз как мозг воспримет. А не, ничего, мозг покривлялся и выровнял самолет. Уф, выдохнул. 

Второй и еще пяток разворотов и поворотов я сделал на ура, с заданной экзаменационной точностью. Прям доволен собой как слон. Уже начал думать куда бы слетать на оставшиеся часы. Ага, наивный. Билл спрашивает, ну что, где мы? Где аэропорт, а то пора закругляться? Озираюсь и вижу с одной стороны черное небо, а с другой ясный перешеек и опять черное небо. А мы где-то под этим всем удовольствием барахтаемся. Вспоминаю, что в прошлый раз видел завод с трубами, показываю на него и говорю — там. Фигу, не там, и вообще озера Мичиган не видно, хотя мы в 20 милях от него, а оно же здоровое. Просто слилось с небом. Я потерялся в небе. Он мне говорит поворачивать туда-то, а я торможу, английские буквы в слова перевожу, а потом в градусы конвертирую.

Подлетаем мы к аэропорту, и тут как начнет трясети… я вспомнил один полет в США, когда Боинг болтало около часа так, что чуть ли не наизнанку. Вцепился в штурвал, надо же сажать эту бандуру, а ее качает во все стороны. Сели мы неважно, сначала на одно колесо, потом на другое. Без отскоков, но все равно, непрофессионально для такого диванного эксперта как я. Вторая посадка уже, а я все еще не понимаю кто сажает самолет. Вроде руки и ноги держу на органах управления, а я как будто отключаюсь и оно само скорость, высоту, двигатель выравнивает.

Вылез из самолета с трудом. Все затекло, болит, попой развернуться не могу, чтобы на ступеньку встать. Камера еще, зараза, вырубилась, ибо флешка закончилась. 

Вручили мне оглавление моих будущих уроков. Пролистал я список литературы, которую нужно к каждому занятию изучить… И понял, что с августа 2018 я ничего не помню, хотя занимался каждый день. Чукча оказался писатель, а ни разу не читатель.

Но, из этого всего есть два положительных момента: я поборол свой страх тошнотиков, и мне это все дико понравилось, и нравится с каждым вторым разом еще больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*