Соло на самолете

 — Давай документы, делай осмотр самолета и прогноз погоды. Надеюсь, ветер утихнет к вечеру, — произнес Билл.

 — Самолет осмотрел, погода обещает быть паинькой, к вылету готов, — отрапортовал я спустя полчаса.

Мотаем вокруг аэродрома три круга с посадкой и полной остановкой, рулежкой на ВПП. После третьей посадки завожу Билла к школе, и он вылезает. Напутствует: «Все тоже самое, что мы сейчас делали, ничего нового, ты все это уже делал».

«Ага, спасибо!», — подумал я и понял, что все, час икс настал, тот самый переломный час, который ломает людей на «до неба» и «после соло». Мотор ровно гудит, я один в самолете. Ветер утих, трафик не нарисовался в небе, я один с собой, небом, диспетчером.

Слушаю погоду, настраиваю высотомер, получаю разрешение на рулежку. Предвзлетная проверка двигателя – все ок. Разгон и взлетаю. Птичка куда быстрее набирает скорость и рвется в небо, ибо второй тушки нет в самолете. Первый круг проходит гладко. Правильно поднялся, выровнялся, зашел на полосу и сел. Времени полюбоваться вечером совершенно нет. Закрыл все окна, чтобы шум не отвлекал.

Второй раз поднимаюсь, выравниваюсь, как в эфире появляются два самолета. Оба идут на посадку. И диспетчер мне что-то говорит, я механически повторяю, не вдумываясь. Лечу дальше. Спустя десяток секунд диспетчер уже медленно, чуть ли не как младенцу говорит: «Борт 467DC сделайте правый разворот на 360, впереди самолет идет на посадку». Мозг улавливает только фразу 360, рапортует обратно и начинаю резко уходить направо. Перепугался, набрал 300 футов высоты (это уже провал на экзамене, ибо допуск +- 100 футов), разворачиваюсь. А тут ветерок подул и меня сносит на аэродром. Фиг знает, что нужно делать, снижаюсь, сильно наклоняю самолет, чтобы не залететь на территорию аэродрома. Пятый пот сходит. Диспетчер разрешает посадку привычной фразой. Успокаиваюсь и сажусь в штатном режиме.

Третий взлет, эшелон, рано поворачиваю на посадку и оказываюсь сильно выше положенного. Можно сделать резкое снижение, меня учили, но решаю не рисковать, не настолько я еще опытный и ухожу на второй круг. Ухожу от волнения неверно: сначала объявляю диспетчеру, а потом уже пилотирую самолет. По правилам сначала пилотируешь, а коммуницируешь в последнюю очередь. Причем мозг четко помнит последовательность, но я посмотрел на скорость и решил, что скорость достаточная, чтобы сообщить диспетчеру. Так можно, но нельзя. Буду просить Билла чаще устраивать мне внештатные ситуации, нужно быть готовым к ним.

Ухожу на разворот, и диспетчер говорит, что его работа закончена, вышка идет спать. Я остаюсь один. Смотрю на заходящее солнце – настолько красиво, что ради этого стоит жить и летать.

Сажусь в штатном режиме, осматриваю беглым взглядом приборы. Опа, забыл топливный насос включить и смесь обогатить. Блин-блинский.

Подъезжаю к инструктору, выключаюсь. Он поздравляет, я груженный сижу. Ошибки перевариваю. Хреново, говорю, слетал. Детские ошибки кроме диспетчера, там мне просто языка не хватает, я понимаю так быстро. Высокий заход и посадка без насоса исключительно мои ошибки. Он говорит, если бы я не включил насос, то двигатель бы заглох во время парения или движения по ВПП. Не страшно, но стрессово. Повезло.

Вывод: если есть чеклист – не думай, а выполняй. Как в армии, беспрекословно.

30 часов налет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*